ФОРУМ РУКОВОДИТЕЛЕЙ И СПЕЦИАЛИСТОВ
ПРЕДПРИЯТИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА
КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ
по материалам газеты "Магнитогорский металл"
История кадровой службы ММК началась с приказа начальника Магнитостроя Якова Гугеля от 27 мая 1931 года.

Магнитка и ММК переживают череду больших юбилеев: 90-летие отметили город и технический университет, в будущем году эту дату будет праздновать кадровая служба Магнитогорского металлургического комбината.

Эта последовательность вовсе не случайна. С того момента, как на карте молодой страны появилась новая точка – Магнитогорск, у подножия легендарной горы началась масштабная, не имеющая аналогов работа по подготовке инженеров и рабочих нового типа. Среди бараков и землянок возник институт, который со временем вырос в настоящую кузницу кадров для комбината, а на предприятии сформировалась система по работе с ними.
Тридцатые годы прошлого столетия вошли в историю России как годы индустриализации и культурной революции. Перед страной стояла сложнейшая задача – в "исторически минимальные сроки" догнать и перегнать передовые страны Европы и США в производстве промышленной продукции. Для этого необходимо было построить несколько тысяч современных предприятий, оснащённых по последнему слову техники, и подготовить квалифицированные инженерные, управленческие и рабочие кадры.

Магнитогорский металлургический комбинат стал одним из полутора тысяч промышленных предприятий, построенных в первую сталинскую пятилетку. Первоначально Магнитострою требовалось около 700 инженеров и техников, а по мере увеличения проектной мощности будущего металлургического гиганта эта цифра возрастала. Проблема кадров становилась одной из важнейших.
В 1929–1930 годах строителей, прибывавших на Магнитострой, встречали товарищи из отдела найма рабочей силы и представители цехов. После «переписи» людей кормили горячим обедом, затем каждый «новосёл» получал койко-место и лопату, чтобы с утра пораньше приступить к работе. Буквально с первых же дней стройка стала интернациональной. Бок о бок работали русские, украинцы, башкиры, татары. Не зная языка, они прекрасно понимали друг друга, общаясь на языке стройки. По сути, строители начали возводить завод и город, имея на вооружении лопату, кирку, простейшую лебёдку и грабарку. Приказом управляющего Магнитостроем были созданы курсы по подготовке рабочих строительных специальностей.

Но по мере того как ММК приобретал реальные очертания, возрастала потребность в технически грамотных рабочих. Первое время потребность в квалифицированных кадрах частично удовлетворялась за счёт мобилизации их с других заводов и строек. В связи с этим руководство Магнитостроя поставило перед главным управлением технических высших учебных заведений вопрос об открытии в Магнитогорске вуза с металлургическим, горным и химическим факультетами.
В мае 1931 года приказом начальника Магнитостроя Якова Гугеля было создано бюро кадров ММК. Оно состояло из трёх секций: оперативно-плановой, рабочих кадров, учёта и распределения кадров.

В июне того же года вышел приказ о создании отдела кадров. Для подготовки рабочих при отделе кадров организовали учебный комбинат, а на всех строящихся и действующих объектах ввели техчас, открыли курсы ДРО – дополнительного рабочего обучения – и технические кружки, в которых занимались более трёх тысяч человек. В крупных цехах создали учебные базы. Разнорабочие, землекопы, бетонщики после работы шли учиться, чтобы овладеть техникой, с которой им предстояло работать.
Одновременно с этим шла работа по ликвидации неграмотности и малограмотности среди вчерашних крестьян, которые строили крупнейший в мире металлургический комбинат. Обучение проводилось прямо на промплощадке. В качестве учителей выступали инженеры, жены ИТР, школьники. Во всех цехах регулярно составляли сводки и отчёты по ликбезу. К примеру, в доменном цехе занималось 14 групп и было организовано соревнование между сменами. В 1933 году на территориях доменного, мартеновского, прокатного, коксового, шамотно-динасового цехов появились цеховые школы, входившие в систему рабочего образования. В октябре 1933 года через курсовую сеть комбината обучалось около 7000 человек. Кроме того, работала и «подростковая» сеть. В 1931 году из Верхнеуральска на строительную площадку Магнитостроя перевели школы ФЗУ, на базе которых начала работать металлургическая школа фабрично-заводского ученичества. Она имела механическое, металлургическое, литейное и энергетическое отделения.

Одним из эффективных методов в борьбе за овладение техникой стал общественный соцтех-экзамен. Для его проведения директор ММК Авраамий Завенягин приказал: «Организовать во всех цехах комбината квалификационные комиссии в составе: начальник цеха или его заместитель, мастер или инженер по данной специальности, представитель комсомольской организации, профцехкома и секции ИТС. Квалификационным комиссиям разработать вопросники по каждой специальности. Для проведения организационных и массовых мероприятий и премирования ударников
выделить 25000 рублей».
В 1935–1936 годах курсами технического минимума было охвачено 19 тысяч человек. В январе1938 года директор комбината Павел Коробов подписал приказ: «В целях упорядочения дела учёта, приёма, увольнения ИТР и служащих комбината организовать при управлении комбината отдел кадров, передав ему весь штат и все дела учраспреда комбината, непосредственно подчинив его мне. Немедленно завести отдельный учёт молодых специалистов, заведя на каждого отдельную карточку для занесения записей профессионального роста. Передвижение, продвижение и увольнение производить только по моим приказам. Поручить начальникам школ техучёта и работникам кадров цехов произвести отметку в карточках учёта и сдачи ГТЭ по техминимуму и стахановских курсов. Ответственному по кадрам и цехам: помещения, в которых занимаются группы повышения квалификации ИТР на курсах мастеров соцтруда, закрепить за таковыми: прокат – две комнаты, РФ – одна комната. Начальникам цехов – усилить контроль за посещаемостью, привлекая к ответственности за пропуски занятий. В соответствии с указанием ГУМПа рабочим и ИТР, показавшим высокие образцы производительности, умелое использование агрегата, культуру в работе, присвоить звание рабочих и мастеров первого класса».

Достойное место среди подразделений комбината кадровая служба заняла при Григории Ивановиче Носове – именно в этот период была создана система работы с кадрами. Григорий Иванович выдвинул на кадровую работу Бориса Буйвида – талантливого организатора, эвакуированного с Украины. Борис Иванович выделил в кадровой службе два сектора: для рабочих и управленцев, а позднее настоял на выделении третьего – для сопровождения профессионального роста работников. Так у директора появился надёжный помощник – кадровик. Руководитель службы тогда занимал должность заместителя директора по кадрам. В то время только в Магнитке внедрялась система обязательного воспитания персонала. Началось с того, что по инициативе Носова в самой красивой части города построили три интерната. Не общежития, а именно интернаты: с воспитателями в штате, продуманным укладом жизни. Вблизи интернатов выстроили Дворец культуры металлургов, индустриальный техникум, а первые этажи зданий изначально проектировали под объекты соцкультбыта – книжный магазин, швейное ателье, библиотеку и столовые. Впервые в стране эти столовые работали круглосуточно, с учётом комбинатской «трёхсменки». Блюда в столовой – без наценки, и, кроме металлургов, право недорого пообедать предоставили милиционерам.

На комбинатскую систему работы с молодёжью равнялась вся страна. В пятидесятые работающую молодёжь на комбинате выделили в отдельную категорию, а в стране началось создание системы профессионально-технических училищ вместо РУ и ФЗО с активным привлечением сельской молодёжи.
С конца шестидесятых до начала восьмидесятых кадровую службу ММК возглавлял Фёдор Иванович Пивоваров. По его воспоминаниям, все директора Магнитки – Воронов, Галкин, Филатов, Радюкевич – во главу угла ставили молодёжную проблему. Под шефством комбината было тридцать две школы. Однажды на всесоюзном совещании директоров предприятий руководитель украинского завода с трибуны обронил: «Сколько можно тащить на себе детские учреждения?» на что директор ММК Андрей Филатов ответил: «Дорогой товарищ с Украины! Радоваться надо, что нас пустили в школы, где мы можем влиять на умы и привлекать юношей на предприятия». И в самом деле, школьников не просто пускали на завод «посмотреть» – цехи предоставляли им для практики рабочие места. Комбинат опекал пять училищ. По приказу директора ежегодно комбинатский отдел кадров обязан был, независимо от числа вакансий, принять в цехи до трёх с половиной тысяч молодёжи в расчёте на постепенное освобождение мест в течение года. В результате молодёжь не спешила покидать город, а в «комбинатских» училищах был конкурс до двух человек на место.
В то время как по всей стране пытались решить проблему отсутствия элементарной дисциплины в общежитиях, в интернатах ММК и их окрестностях преступность была вдвое ниже, чем в городе. Каждую среду начальник кадровой службы вместе с руководителями цехов встречался с рабочими, проживающими в интернатах. Обсуждали острые проблемы. В результате для посещений противоположного
пола установили определённые дни, для вечеринок выделили банкетные залы и даже официанток обучили для обслуживания праздников. В то время как повсеместно боролись с выпивкой, в интернатах учили культуре быта. Комбинатских кадровиков часто приглашали на всероссийские совещания по обмену опытом, где они с удовольствием делились профессиональными секретами, главный из которых – это заинтересованность в молодёжи.

Продолжение следует.